Психеделики и медицина

Джон Халперн хорошо помнит,что заставило его изменить мнение по поводу психеделиков.
Было начало девяностых и молодой студент-медик Бруклинского госпиталя все больше расстрайвался по поводу того,что не мог помочь пациентам,наркоманам и алкоголикам,избавиться от зависимости.
От своих старших коллег он слышал,что когда-то ЛСД и другие вещества,вызывающие психеделические состояния,некоторое время исследовались как панацея от пагубных зависимостей.
«Я был так удивлен,когда узнал это.Я стал искать журналы и газеты,в которых были статьи на этот счет,старые выпуски 60х годов-и был поражен-эй,а почему сегодня никто даже не говорит об этом?».

Больше десяти лет прошло,и Халперн занимал уже пост заместителя директора в лаборатории по изучении веществ и разнообразных субстанций при Гарвардском госпитале МакЛин.
Джон горел идеей психеделической медицины,и первым прорывным его достижением было разрешение от FDA(US Food and Drug Administration)использовать МДМА в работе с больными раком на поздних стадиях.
Также он начал работу над проектом с ЛСД,как лекарством для борьбы с кластерными головными болями.

В своих идеях Халперн не был одинок.Сейчас клинические пробные исследования психеделиков планируются во многих центрах по всему миру,в разных целях-от работы над фобиями до лечения алкоголизма.Возможно,не так много времени осталось до того момента как врачи и ученые кардинально изменят свое отношение к подобным веществам,впервые за несколько десятилетий.
«Есть такие препараты,на которые мы даже не бросали взгляд,но они представляют для медицины огромную ценность»-говорит Халперн.

Научному миру и общественности психеделики,или галлюциногены,стали широко известны
в 1943,когда Альберт Хоффман,отец ЛСД и вообще небезизвестный ученый,в то время химик
компании Сандоз,нечаянно принял небольшое количество этого вещества.
Опыт оказался для него одновременно интересным и пугающим,и вызвал интерес всего научного мира не только к этому открытию,но и к натуральным веществам-мескалину,активному компоненту пейотля,псилоцибиновым грибам,аяхуаске.

Сначало эти вещества называли «психотомиметиками»,из-за того что во время действия по эффектам внешне напоминали шизофрению и другие ментальные болезни.
Тем не менее,многие экспериментаторы вдохновленно рассказывали о том как психеделические переживания меняли их взгляд на мир,дарили откровения,и в 1957 британский психолог Хэмпри Осмонд,проведя ряд исследований,предложил переименовать их в «психеделики», или «проявляющие,раскрывающие(psyche) сознание,ум(delos)»(греч.)
Стали проводится исследования этих субстанций,как раз как лекарства от ментальных расстройств.Было проделано много работы,и к середине 60х годов собралось более тысячи статей,описывающих с полсотни тысяч случаев лечения шизофрении,депрессий,алкоголизма и других болезней.

На передовой линии всего этого движения находился Тимоти Лири,который так же исследовал ЛСД как средство,способное повлиять на ментальность заключенных преступников.Хотя вначале своей работы он сделал много интересных открытий,быстро потерял репутацию,когда стал позиционировать психеделики как быстрейший путь духовного развития и просветления.
К концу шестидесятых,когда движение хиппи набрало большие обороты,ЛСД,а потом и псилоцибин с пейотлем были обьявленны незаконными в США,Канаде и Европе.
Неудивительно,что клинические исследования быстро прекратились,потому как приобретение необходимых лицензий стало очень проблематичным делом,а заинтересованные в продолжении работы очень рисковали своей репутацией,связываясь с демонизированными общественностью субстанциями.

Но,для некоторых людей,психеделическая медицина не потеряла своей интересности.
Один из них-Рик Доблин,который в 1986 году основал Мультидисциплинарную Ассоциацию по Изучению Психеделиков(MAPS) во Флориде,и получивший доктора наук после написания диссертации о правительственной программе по психеделикам.Около двадцати лет MAPS лоббировали в FDA и другие правительственные агенства возобновление исследований.
Также они сумели убедить многих ученых,что сейчас это необходимо,в 1993 году был открыт Институт Хеффера,в Санта Фе,в Мексике,работа в котором сконцентрировалась над психеделическими субстанциями.
В последние годы усилия этих ученых начали приносить плоды.Доблин настроен оптимистично, что исследования возвращаются и разворачиваются, и на этот раз ученые все смогут сделать правильно. "Это дает нам возможность показать, что мы получили хороший урок." говорит он.Халперн согласен с ним,и говорит о том что пора уже отправить дух Лири на покой. «Этот человек наломал достаточно дров»-говорит он.

В конце девяностых Халперн провел исследование в резервации индейцев,которым по закону разрешается использовать пейотль.Хэлперн работал с двумя сотнями Навахо,которые разделил на 3 группы:те кто имели многократный опыт изменения сознания с помощью пейотля и возможно имели небольшой опыт с другими психеделиками,те кто воздерживался и от психеделиков и от алкоголя,и уже устойчивых алкоголиков,находящихся на лечении с помощью обычных на тот момент,прописанных врачами препаратами.
Он тестировал их память,способности читать и считать,IQ, и другие умственные показатели.
Никакой особой,выявляющей что-то негативное во влиянии мескалина на эти вещи разницы между группами трезвенников и употреблявших кактусы не было,третие же показали гораздо более слабый уровень.

В скором времени исследования Джона будут представлены научному миру.

Source: New Scientist
Date: 26 February 2005
Translated by Hajit,RDD Team