Немного об истории марихуаны

Немного об истории марихуаны
Wednesday, 30 June 2004
В 1972 году на острове Тайвань археологи обнаружили горшки, сделанные из стеблей каннабиса сатива. Они, по всей видимости, предназначались для хранения гашиша. С помощью исследований был установлен их возраст - 10 тысяч лет.

Упоминания об использовании марихуаны жрецами и повивальными бабками встречаются на ассирийских клинописных табличках и в древнеегипетских папирусах, датируемых 3-4 тысячи лет до нашей эры. Но первые достоверные сведения об употреблении продуктов каннабиса имеются примерно с 2740 года до нашей эры.

В те годы Китаем правил легендарный император Шен Нунг. Император этот был не только правителем, но и талантливейшим врачом. Именно ему в официальной истории человечества и принадлежит первенство в использовании марихуаны.

Шен Нунг считал главным действием марихуаны её способность отгонять злых духов. Марихуана могла успокоить возбуждённый нечистой силой мозг и дать время на лечебные процедуры по окончательному изгнанию беса. Продуктами каннабиса также лечили боль, долго не проходящую лихорадку. Они входили в комплекс лечения растениями целого ряда хронических болезней. Однако до сих пор никто не знает, каким именно образом Шен Нунг приготовлял и использовал марихуану для лечения. Известно лишь, что она была частью какого-то сложного полумагического обряда.

Естественно, после Китая использование марихуаны начинается в Индии. Даже в Ведах есть описание каннабиса. Веды - это древнейшие памятники индийской литературы, содержащие религиозные гимны, песнопения, формулы заклинаний, описания обрядов и мифы.

Атхартва Веда упоминает каннабис в числе пяти секретных растений, способных помогать изменяться человеческой душе.

Однако очень важно понять, что в Индии использование секретных растений было позволено только жрецам-браминам. Человек, которому разрешалось использовать такие растения, должен был пройти многолетний курс религиозного становления. Кроме знания самих растений, ему требовалось особое духовное посвящение. Жрецы и духовные учителя Китая и Индии очень долго хранили тайну каннабиса. Даже в странах Среднего и Ближнего Востока марихуана и гашиш стали использоваться через тысячу лет после императора Нунга и упоминания в Ведах. В арабский же мир эти наркотики пришли только к 10-11 веку нашей эры.

Абу Али Ибн Сина, известный всему западному миру как Авиценна, начал использовать каннабис в целях врачевания души. Но и он почему-то призывал врачей "не выпускать знания о конопле" из рук "врачебного сословия".

В Западной Европе каннабис стали применять ещё через 8 столетий - только в прошлом веке. Интересно, что именно врачи привезли его в Европу. Во Франции его начал использовать психиатр Жак Мореа, который нашёл рассказ о его применении в труднодоступных в то время книгах Авиценны. В Англию каннабис привёз Уильям Ошанесси - ирландец, долгие годы проживший в Индии и учившийся там медицинскому использованию марихуаны.

Европа в 19 веке была больна свободомыслием, и опьяняющий эффект марихуаны и гашиша стал мгновенно известен широкому кругу любителей экзотики. Появились так называемые клубы гашиша. Основателем самого знаменитого парижского клуба, располагавшегося в роскошном отеле "Пимода", стал Жак Мореа. Надо сказать, что цели у доктора были самые гуманные - он хотел использовать марихуану, как лекарство от депрессий, болеть которыми было "модно" во французском свете 19 века.

Клуб отеля "Пимода" стал знаменитым благодаря тому, что доктор Мореа привёл в нег знаменитого французского писателя Теофиля Готье, который оставил после себя один из самых красочных описаний посещения клуба гашиша.

Гашиш там подавали в виде своеобразного пирожного, покрытого большим количеством жжёного сахара, под названием "Давамеск".это пирожное подавалось на десерт после ужина в специальном большом салоне. Готье так описал свои ощущения, вызванные наркотиком:

"После пяти минут расслабленного сидения окружавшие меня товарищи мои стали исчезать из кресел один за другим, не оставляя после своего исчезновения ничего, кроме бледной тени на стене за креслом, да и тени эти расплывались на стене, подобно следам волн на песке.

Гостиную накрыла волна одиночества. Чувство уединения прерывалось только какими-то странными проблесками; и вдруг, как взрыв, красный всполох пронзил мои веки, бесчисленные свечи вспыхнули и разорвали темноту, и я погрузился в море тёплого чистого жара. При этом я всё время знал, что нахожусь в той же самой гостиной, но она казалась мне такой, какой бывает первоначальный набросок по сравнению с окончательным вариантом живописного полотна, - всё казалось более крупным, более богатым, более пышным. Реальность служила лишь опорной точкой великолепной галлюцинации.

Я, наконец, почувствовал себя счастливым. Я перестал ощущать своё тело; дух остался сидеть, и с помощью его силы я поместил себя в состояние невесомости между небом и землёй.

Я понял, что такое движение душ в раю, в котором мы все окажемся после смерти. Голубая дымка, свет Ильзиана, отблески лазурного грота формировали атмосферу гостиной, где я находился; я смутно видел переливающиеся , трепещущие неясные очертания; воздух гостиной одновременно был и жарким, и холодным, и влажным, и схим, он окутывал меня как ощутимое сладкое желе. Когда я попытался встать и уйти, ласковый воздух произвёл вокруг меня колебания волн невероятной красоты; какое-то дивное томление пронзило мою душу и отбросило меня обратно в кресло, к которому я прилип и расплылся, подобно куче одежды, лишённой тела.

Только в эти секунды я понял, насколько совершенно то удовольствие, которое испытывают ангелы и духи , парящие в эфире и на небесах, и что такое вечность в раю.

Однако райское блаженство продолжалось недолго. Потом я понял, что прошло около трёх часов. Тело внезапно вернулось и стало смертельно тяжёлым. От прилива волны тяжести начался отлив атмосферных волн, окружавших моё тело. Само тело, отвыкшее находиться на своём месте, не хотело слушаться и стало подёргиваться в конвульсиях, а через его поры на место блаженства стал просачиваться необъяснимый страх. Вдруг я осознал, что товарищи мои, находящиеся в гостиной, виноваты в том, что у меня появился страх. Вдруг, как озарение свыше, я понял, что все они мои враги, и собрание это лишь тайный заговор против моей жизни. Даже стены ожили и как будто ощетинились угрожающими ножами и пиками. Я попробовал встать, чтобы защитить себя, но тело не слушалось, а страх парализовал волю, и я рухнул обратно н софу, лишённый сил, как та же куча одежды, но только выжатая, испачканная чем-то липким.

Сон подошёл к концу. Увиденные действия гашиша улетучились, причём каждое в своём направлении. Аккуратными шагами я спускался по ступенькам, и каждый шаг доставлял мне невыносимую боль, но через несколько минут я был в своей комнате, ощущая окружающее абсолютно реально - последние пары гашиша улетучились."

В России марихуана никогда не имела той популярности, которой пользовалась в Западной Европе и Новой Англии. В начале века у нас в моде был кокаин, но совсем обойти модные веяния Запада Россия не могла никогда. Вот как описывает притон госпожи Юреневой популярный в начале века журнал "Нива" в номере за 1916 год:

"Странная обстановка - сарай в пригороде, с признаками уюта. Обшарпанные стены, дыры в которых прикрыты иллюстрациями с изображениями голых дам и даже более интимными сценами. Мебель составляют разбросанные по зале кресла, потёртые, но забросанные пуфиками и коврами разной степени засаленности. Над всем витает непривычный резкий запах - смесь какой-то пряности с потом и сладковатым запахом распада."

Последние заведения для приёма марихуаны исчезли из России к 1928 году вместе с НЭПом.

В Америке каннабис использовался с 16 века. В середине 17 века Джордж Вашингтон считал его одним из основных сырьевых сельскохозяйственных растений страны. Плантации каннабиса с 1629 года и почти до конца 17 века считались одним из главных сырьевых продуктов экономики Новой Англии.

Правда, каннабис в то время воспринимался как сырьё для производства тканей и верёвок. Надо сказать, что ткань, полученная из конопли, в несколько раз прочнее льняной. Лекарственное же использование продуктов каннабиса началось в Америке вслед за Европой, в середине 19 века. С 1850 по 1942 года лекарства, получаемые из каннабиса и его экстракты, входили в официальную "Фармакопею Соединённых Штатов" как препараты, разрешённые к использованию.

Каннабис в те годы использовался в качестве общеукрепляющего, стимулирующего и противовоспалительного средства. Как это ни странно, в медицинских кругах почти не упоминалось о влиянии этого лекарства на человеческую психику.

Однако с середины 19 века в разных странах мира одна за другой стали появляться написанные пациентами книги и статьи о необычайных ощущениях, испытанных ими под воздействием этих лекарств. Самой знаменитой стала вышедшая в 1857 году книга Ф. Х. Людлоу, красочно названная им "Поедатель гашиша".

Людлоу описал два закона действия гашиша, знание которых пригодится нам в дальнейшем: первый -"закон цепочки фантазий": после окончания первой фантазии происходит переключение к совершенно другой сцене. второй - "закон контрастности чередующихся фантазий": после бури ярких величественных видений, в которую погружался курильщик марихуаны, следующее видение будет иметь расслабляющий м спокойный характер, а следом за ним окружающее становится устрашающим и кошмарным.

И в Америке и в Европе 10-20-е годы нашего века были периодом особой моды на марихуану. В Лондоне к началу Первой мировой войны Скотленд-Ядром было зарегистрировано 2014 притонов для курения марихуаны.

В Нью-Йорке "популярность" марихуаны резко возрасла после принятия "сухого закона" в 1920 году. Только в одном Гарлеме было зарегистрировано 500 таких притонов.

Притон, как и во времена Теофиля Готье, представлял собой уютно обставленный гостиничный номер или квартиру, в которой собирались курильщики.

Вот что рассказывает о притонах одна из американских правительственных комиссий, созданных для борьбы с марихуаной:

"Места для курения марихуаны на Западе устраиваются в зависимости от клиентура. Обычно в таких местах удобная мебель, радио или во многих случаях патефон-автомат. Свет обычно более или менее тусклый с преобладанием голубых оттенков. В набор интерьера часто входят камины. Стены часто украшены картинами обнажённой натуры, вызывающими мысли о занятиях любовью. Убранство, как рассказывают, считается важной деталью в процессе курения марихуаны...

Курильщик марихуаны получает большее удовольствие, если курит совместно с другими. Здесь он получает возможность расслабиться, освободиться от тревог и беспокойства реальной жизни. Атмосфера таких мест близка к атмосфере узкого круга хорошо знакомых друзей. Курильщик легко вступает в разговоры с незнакомыми людьми, свободно обсуждая свои приятные ощущения от наркотика и философствуя на темы, относящиеся к жизни вообще, иногда превосходя свои интеллектуальные возможности.. Шумная, буйная атмосфера появляется редко, и очень редко появляются признаки воинственного настроения со стороны курильщика. В таком случае его тут же просят покинуть помещение или вынуждают вести себя более спокойно."

После Второй мировой войны популярность марихуаны несколько снизилась. Новый её пик возник в 60-е годы вместе с "молодёжной революцией". Хиппи находили в ней мистическое откровение, она поднимала боевой дух молодёжи, участвовавшей в волне акций протеста.

Особенно много молодёжи, постоянно употребляющей марихуану и гашиш, вернулось в США после войны во Вьетнаме. Марихуана с крайне высоким содержанием ТНС во Вьетнаме была легкодоступна, а от безумной реальности войны хотелось сбежать. Послевоенному поколению очень многое нужно было постараться забыть, и поэтому зависимость от марихуаны стала одной из главных проблем ветеранов Вьетнама.

В Советском Союзе до 80-х годов марихуана с высоким содержанием ТНС практически не была известна. Хотя почти каждый день юноша, проведший срочную службу в Советской Армии, пробовал анашу - плохо обработанную марихуану с низким содержанием ТНС. В армейские казармы её привозили новобранцы из кавказских республик, Азербайджана, Таджикистана. Анаша, привозимая из тех же республик в большие города, была практически единственным широко распространённым наркотиком, доступным советскому человеку.

Если в Америке последний всплеск марихуановой зависимости начался вместе с войной во Вьетнаме, то в России он был связан с войной в Афганистане. Фактически командование поощряло курение марихуаны среди солдат для "снятия стресса". Эта же война проторила дорожку поставкам сильнодействующих марихуаны и гашиша из Афганистана и Пакистана.

© novouralsk.aib.ru